Теракт над Шарм-эль-Шейхом: прошло пять лет с момента самой массовой гибели российских туристов

10

Теракт над Шарм-эль-Шейхом: прошло пять лет с момента самой массовой гибели российских туристов

В субботу, 31 октября, у российско-египетского туризма трагическая годовщина – ровно пять лет назад произошла крупнейшая в истории российского туризма авиакатастрофа – лайнер А321 авиакомпании «Когалымавиа», возвращавшийся из Шарм-эль-Шейха в Петербург, разбился над Синаем. Все 217 туристов, находившихся на борту, и 7 членов экипажа погибли. Катастрофу быстро признали терактом, однако расследование продолжается до сих пор – и до сих пор российские туристы «пробираются» на курорты Красного моря окольными путями.

Напомним подробности: лайнер Airbus A321-231 авиакомпании «Когалымавиа», чартер туроператора Brisco, вылетел из аэропорта Шарм-эль-Шейх в Санкт-Петербург 31 октября 2015 года, тоже в субботу, в 6:50 утра. Лайнер начал набор заданной высоты, но уже через 23 минуты после взлета исчез с экранов радаров и связь с ним прервалась. Официальное подтверждение того, что лайнер разбился поступило только в полдень по местному времени, когда египетские военные обнаружили обломки самолёта. Они были обнаружены фактически в центре Синая, в местности Аль-Ариш. Обломки были найдены на территории почти 20 км.

Считается, что теракт над Синаем стал одновременно крупнейшей авиакатастрофой в истории Египта, крупнейшей катастрофой самолётов семейства Airbus A320, крупнейшей авиакатастрофой 2015 года, а также самой массовой гибелью граждан России в авиакатастрофе за всю историю мировой авиации, и самой массовой гибелью российских туристов за всю историю российского туризма.

В первые дни высказывалось несколько версий – в том числе, высказывалась версия, что самолет сбили ракетой. Рабочих версий в тот же день осталось две – технические неполадки в самолете и теракт.

Первую версию довольно быстро сочли несостоятельной – однако до этого в тот же день в офисах туроператора и авиаперевозчика прошли обыски, СК России возбудил уголовное дело по двум статьям: 236-й («Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности») и 263-й («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта»). На следующий день «Когалымавиа» было приказано прекратить полеты, а ещё через несколько дней туроператор и авиаперевозчик устроили совместную конференцию, отчитываясь о состоянии самолёта. История лайнера была типичной для российских авиакомпаний «третьего эшелона» он был выпущен в 1997 году, неоднократно передавался в лизинг, на момент катастрофы находясь в собственности у голландской компании AerCap и в лизинге у «Когалымавиа». Было заявлено, что все технические проверки и обслуживание проводились в срок, а последняя еженедельная проверка была за 5 дней до трагедии… В итоге вопрос о техническом состоянии лайнера был снят, однако добавим, что ни авиакомпания, ни туроператор Brisco, после этой катастрофы так и не оправились и «сошли со сцены».

Версию о теракте озвучил в день катастрофы глава ФСБ России Александр Бортников. Ответственность тут же взяли на себя боевики «Исламского государства» (запрещенной в России экстремистской организации). Министерство гражданской авиации Египта создало специальную комиссию. В нее вошли представители России, Франции, Германии, Исландии, Египта и США, а также технические консультанты из Airbus и Европейского агентства по безопасности полетов. В итоге вывод был однозначный – теракт, взрывное устройство сработало скорее всего в хвосте лайнера — в отсеке для багажа. Именно в этом месте после детонации разрушилась обшивка, из-за чего фюзеляж разломился на две части еще в воздухе. По версии следствия, устройство было каким-то образом пронесено на борт – впрочем, как имел возможность удостовериться корреспондент «ТУРПРОМ», вылетавший из Шарм-эль-Шейха примерно за неделю до катастрофы, соблюдение правил безопасности в аэропорту оставляло желать лучшего – например, погрузка багажа туристов производилась сотрудниками вручную. Кстати, Египет признал теракт только через несколько месяцев – в феврале 2016 года.

Российские власти же отреагировали достаточно быстро – Египет был закрыт меньше, чем за неделю. Уже 6 ноября президент Владимир Путин после заседания Национального антитеррористического комитета (НАК) поддержал предложение директора ФСБ Александра Бортникова о приостановке авиасообщения с Египтом и эвакуации всех российских туристов, отдыхающих на курортах этой страны. Ростуризм немедленно заявил о создании координационного штаба по эвакуации, оценив количество наших туристов в Египте на уровне 45 тысяч человек. При этом туристы вылетали отдельно, а их багаж – отдельно. Кстати, авиасообщение с Египтом тогда прервали также Великобритания, Ирландия и Германия, а Франция, Нидерланды и Бельгия предупредили своих граждан о нежелательности полетов в Шарм-эль-Шейх. Однако к настоящему моменту так или иначе все они вернулись на египетские курорты. Для отечественных же туристов с этой даты туризм на курорты Египта официально закрылся – и закрыт до сегодняшнего дня.

Погибших туристов похоронили в Петербурге на Серафимовском кладбище. Позже во Всеволожске возвели мемориал «Сад памяти», а в Санкт-Петербурге заложили храм Святого великомученика Димитрия Солунского памяти жертв катастрофы. Тему возобновления перелетов начали поднимать уже в ту же зиму, Египет занялся реформированием систем безопасности аэропортов, однако и на сегодняшний день ничего не меняется – российские комиссии прибывают одна за другой, однако Хургада и Шарм-эль-Шейх по-прежнему закрыты. Рейсы в Египет разрешили лишь спустя три года – в 2018, и только в Каир.

Высказываются предположения, что столь долгий отказ России от возобновления авиасообщения связан с неконструктивной позицией египетских властей по поводу ответственности за теракт. Ведь не просто так российские власти, уже получившие от Египта все мыслимые уступки по наиболее привлекательным военным и производственным проектам, продолжают тянуть вопрос с открытием чартеров в Хургаду и Шарм-эль-Шейх, хотя безопасность там доведена до уровня, который потребовала Россия. Дело в том, что в начале марта 2020 Апелляционный суд Каира отклонил иски семей российских туристов, погибших в этой катастрофе, сочтя личности жертв неустановленными, а крушение — аварией, а не терактом. При этом судьи не стали рассматривать конкретные иски по совершенно возмутительной причине, посчитав, что личности погибших до сих пор не установлены, одновременно отклонив претензии к правительству Египта, по халатности членов которого, как считают заявители, террористы смогли взорвать самолёт. Более того, само крушение Египет до сих пор считает лишь аварией, а её расследование продолжается, хотя в СКР и ФСБ России давно все расследовали и выявили конкретных террористов, причастных к этому преступлению.